«Православная женщина – красивая женщина, а не серая баба с котомками»

В прошлом номере газеты мы начали разговор о нехватке кадров в ювелирной отрасли. Наш собеседник — профессор кафедры технологии художественной обработки материалов, художественного проектирования, искусств и технического сервиса КГУ Сергей Галанин рассказал о проблемах в образовании, которые неизбежно сказываются на уровне подготовки специалистов.

Сегодня мы продолжаем тему. Мой собеседник — выпускник первого набора кафедры КГУ, готовящей художников-ювелиров, руководитель красноселького православного ювелирного производства «Иордань» Григорий Синенко.

IMG_5312-12-12-16-10-57-752x440

Про кадры и ветер в голове

Пожалуй, далекому от ювелирной сферы человеку словосочетание «создал производство с нуля» мало что скажет. За скобками останутся трудности с выбором основного направления работы, анализом конкурентов, закупкой и отладкой оборудования, наработкой клиентов. И это – всего лишь надводная часть «ювелирного айсберга».

Еще одна задача, посложнее игры в шахматы — подбор коллектива. Ведь это должны быть специалисты, знающие свое дело – раз, готовые учиться – два, и имеющие определенные моральные устои – три.

Григорий прошел все эти стадии. Рассказывая о самых первых шагах в бизнесе, именно на кадровой проблеме останавливается чаще всего.

«Для нас проблема с художниками и дизайнерами не стоит так остро, как с рабочими специальностями. Не то что полировщика или закрепщика, даже упаковщика найти – проблема. На них нигде не учат, а ведь у каждой специальности – масса нюансов.

Мы одно время брали выпускников, которые мало что из себя представляли. Учили их всему практически с нуля, а через год-два они нам «машут хвостом», несмотря на трудовые договоры. Причина? Им надоедает рутина. Они не понимают, что у нас, как и в любой другой компании — массовое производство, где нужна четкость, качество, аккуратность и внимательность. И изо дня в день — одна и та же работа. А в университетах учат другому: что в мастерских вы будете заниматься творчеством. Молодежь оторвана от реальности и бежит, в их понимании, к лучшей жизни. При этом ничего делать они не хотят», — делится Григорий.

Любопытная деталь: он сам стадию «ветер в голове», о которой рассказывает, прошел очень быстро. Будучи студентом, не раз попадал в списки отчисленных из-за неуспеваемости. В том числе – из-за предмета «Гальваника», который преподавал Сергей Галанин.

Годами позже, запуская в своем производстве гальванический цех, Григорий воспользовался лекциями своего преподавателя: «Тогда я понял, что гальваника – это не запуск людей на Луну, не квантовая механика. Все оказалось просто. Но в университете мы не учили предмет, а ксерили лекции. Проблема именно в том, что и сейчас студентам дают информацию, но они её не хотят брать. Я вовремя понял, что главное – это иметь цель и желание развиваться».

Про забытые техники

Несмотря на все трудности с кадрами, сейчас коллектив «Иордани» — это маленькая семья, как выразилась супруга Григория – Ольга. Специалистов подбирали по друзьям-знакомым, работало и «сарафанное радио». К примеру, первого эмальера предприниматели нашли в храме, просто разговорившись с женщиной, которая к ювелирному делу отношения никакого не имела.

Предприятие растет, расширяется ассортиментная линейка и поэтому сейчас здесь готовы обучать мастерству профессии специалистов 3D-моделирования, художников, рабочих. В мастерской рады новым специалистам и даже наличие диплома – не обязательно. Главное, по словам Григория, чтобы человек был хороший и хотел работать.

Ведь главная цель компании — создавать современные образцы православного ювелирного искусства, основанные на старинных техниках скани и горячей эмали, которые были утрачены.

«Чтобы наладить производство изделий в технике горячей эмали, мы учили людей с нуля. Их просто некуда отправлять учиться. В Москве и Питере есть курсы, мы ездили на них — ничего нового там не почерпнули. Мы сами собирали технологию по крупицам, у себя на производстве экспериментировали, ошибались – шли к специалистам, которые знали больше. И уже потом, основываясь на этих знаниях, начали обучение», — рассказывает Григорий.

Сегодня мастера «Иордани» делают превосходные эмальные кресты, браслеты с ликами святых, бусины для коллекции православных наборных браслетов. Одно из новых, а на деле – забытых старых направлений — изделия из дерева.

Для их изготовления используется капа-корень, это очень редкий материал. Его собирают всего две недели в году. Запастись материалом впрок невозможно, потому что он каменеет и не поддается обработке. При изготовлении деревянных крестов используется исключительно ручной труд.

Про каноны и стереотипы

Практически каждое изделие создается в соавторстве с представителями русской православной церкви и каждое – благословляется.

«Это очень большая и сложная работа. Есть православные каноны, которые нельзя нарушать. Создавая цепь псалом 90, мы каждую буковку утверждали с батюшками, слушали их мнения. Ведь звенья у цепи маленькие, как писать буквы, чтобы читались, как переносить слова? Поэтому мы с псалмом этим посидели долго», — делится тонкостями творческого процесса Григорий.

Еще одна задача, которую решали мастера: как совместить каноническую составляющую и художественную, как донести до клиентов, что православные украшения могут быть изящными и красивыми.

У семьи Синенко по этому вопросу есть личная философия: православная женщина — это красивая женщина, а не серая баба с котомками, а православный мужчина — защитник семьи, своих и чужих детей, дома… а не мужик в валенках, с торбой за плечами.

«Люди привыкли к этим стереотипам: я православный человек, мне ничего нельзя носить. Кто такое сказал? Иконы украшают, храмы украшают, почему человек не должен украсить себя? Любое самое скромное платье, дополненное нашими качественно подобранными украшениями, добавит «изюминки» и подчеркнет индивидуальность. Тем более, что мы делаем изделия не пятиминутные, сегодня — модные, а завтра о них все забыли. Нет, это изделия, которые покупают, чтобы внукам передавать», — рассказывает Григорий.

Редакция газеты "Красное приволжье"